Посольство Российской Федерации в Боснии и Герцеговине
Тел.: (+387 33) 668-147
/

Комментарий Посольства России в Боснии и Герцеговине

Отказались присоединиться к заявлению послов Руководящего комитета Совета по выполнению Мирного соглашения в БиГ по следующим причинам.

1. 27 мая с.г. Высокий представитель В.Инцко подал в отставку и, тем самым, завершил свой мандат. Никаких полномочий вводить дополнения в Уголовный кодекс у него не было.

Если партнеры считали В.Инцко действующим Высоким представителем, то получается, что после 27 мая в Боснии и Герцеговине стало два Высоких представителя, что является абсурдом. Иные интерпретации – иезуитская логика.

Мы исходим из того, что после 27 мая место Высокого представителя в Боснии и Герцеговине остается вакантным. Все, кто намерен сотрудничать с гражданином ФРГ К.Шмидтом, называющим себя Высоким представителем, делают это на свой страх и риск, потому что необходимого мандата Совета Безопасности ООН у него нет.

2. Всегда выступали против использования «боннских полномочий». Даже если предположить, что они стали основанием решения В.Инцко, то даже самая широкая их интерпретация не дает ему права вмешиваться в деятельность законодательных органов власти.

Безграничное же толкование «боннских полномочий» (так называемые «любые меры», часть XI, пара 2, пункт с) ведет к тому, что В.Инцко вправе взять автомат Калашникова, поехать в Баня-Луку и расстрелять всех депутатов Народной скупщины Республики Сербской. И по его интерпретации «боннских полномочий» он будет прав! Такой Высокий представитель нужен Боснии и Герцеговине?

3. Решение Народной скупщины принято законно избранным демократическим органом власти. Никаких сомнений в его легитимности нет. Своим волюнтаризмом Высокий представитель ставит вопрос – чья демократия сильнее: его или Народной скупщины? Его или городского совета Мостара? Его или скупщины Зенице-Добойского кантона? Для нас вопрос очевиден.

4. Еще раз заявляем – Руководящий комитет не должен иметь никакого отношения к 14 условиям. Это дело самой Боснии и Герцеговины и Евросоюза.

Если отдельная часть международного сообщества в БиГ хочет подать Сараево некий сигнал, она вполне это может – как вариант – сделать заявлением спецпредставителя Евросоюза в БиГ, к которому, по желанию, могут присоединиться послы РК в своем личном качестве.

5. Пресловутая программа 5+2, особенно ее часть о «позитивной оценке» ситуации в БиГ. Последнее решение В.Инцко наглядно и убедительно продемонстрировало, что именно Аппарат Высокого представителя является главным генератором дестабилизации в Боснии и Герцеговине, причем делает это намеренно. Ведь каждому было ясно, какая реакция последует за этим опрометчивым шагом. Более того, АВП накаляет обстановку не только в БиГ, но и во всем регионе. Возникает вопрос – можно ли в таких условиях представить себе, что кто-то в здравом уме решится положительно оценить ситуацию в БиГ?

6. Горечь и сожаление оставляет последний абзац заявления. Горечь от самодовольства и упоения властью так называемым международным сообществом. Про Высокого представителя мы уже сказали. Получается, что наши партнеры считают Боснию и Герцеговину нерадивым студентом, который никак не может сдать " экзамены" и избавиться от международной супервизии. Уже более четверть века суверенную страну, занимавшую место непостоянного члена Совета Безопасности ООН, оставляют на «второй год»...

Именно поэтому мы считаем Аппарат Высокого представителя тормозом на пути развития Боснии и Герцеговины и настаиваем на его безусловном закрытии. Это тот случай, когда достоинства уже давно превратились в неисправимые недостатки. Поэтому – должен быть закрыт!