Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова боснийско-герцеговинскому изданию «Ослободженье» по случаю 25-летия установления дипломатических отношений между Россией и Боснией и Герцеговиной
Посольство Российской Федерации в Боснии и Герцеговине
Тел.: (+387 33) 668-147
/
24 декабря / 2021

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова боснийско-герцеговинскому изданию «Ослободженье» по случаю 25-летия установления дипломатических отношений между Россией и Боснией и Герцеговиной

1. Вопрос: Приближается важный юбилей – 25-летие установления дипломатических отношений между Россией и Боснией и Герцеговиной. Как бы Вы охарактеризовали их состояние на сегодняшний день и чего ожидать в последующие 25 лет?

Ответ: Юбилей – это хороший повод не только оглянуться назад, подвести итоги, но и наметить цели на будущее.

Не секрет, что мы начали налаживать наши отношения в очень непростой и для нас, и для вас момент. Конец 1990-х гг. – это время, когда Босния и Герцеговина только вышла из кровопролитного конфликта и приступила к строительству мирной жизни уже в новом, Дейтонском, формате. Вы хорошо знаете, что Россия наряду с другими международными посредниками прилагала значительные усилия для установления мира. Тем сильнее был обоюдный интерес к формированию комплекса дружественных и взаимовыгодных связей. За сравнительно короткий период совместными усилиями нам удалось решить эту задачу.

В России ценят то взаимопонимание, которое установилось у нас с Боснией и Герцеговиной, ее энтитетами, народами и даже отдельными общинами. Видимо, сказываются общие славянские корни, многочисленные исторические и духовные переплетения.

Между нашими странами поддерживается ритмичный политический диалог. Буквально на днях, 21 декабря, в Сочи у меня состоялась очень теплая и полезная встреча с коллегой Бисерой Туркович.

Продолжается совершенствование договорно-правовой базы двустороннего взаимодействия. Ведутся переговоры о заключении около десятка новых межгосударственных, межправительственных и межведомственных документов.

С удовлетворением отмечаем эффективность межправительственной комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству. Ее сопредседатели встречались в Казани в октябре. Ведем дело к организации очередного полноформатного заседания.

В Боснии и Герцеговине успешно работают крупнейшие российские компании – ПАО Сбербанк, ПАО «Газпром нефть», АО «Зарубежнефть». ПАО «Газпром» многие годы поставляет природный газ на ваш рынок. Сейчас обсуждаются очень интересные проекты по диверсификации присутствия наших экономоператоров. Убежден, что их реализация будет отвечать интересам всех граждан вашей страны.

Совместно трудимся над открытием в БиГ Российского культурного центра. Созданы весомые заделы в культурно-гуманитарной области, образовательной и спортивной сферах.

Налажено взаимодействие в борьбе с пандемией коронавируса. В течение года поставили в Боснию и Герцеговину 200 тыс. комплектов доз российской вакцины «Спутник V». Она зарекомендовала себя наилучшим образом. Готовы рассмотреть новые обращения боснийско-герцеговинских партнеров, в том числе по однокомпонентному препарату «Спутник Лайт».

Таким образом, многое уже сделано или делается. Убежден, что в течение следующих 25 лет наши отношения будут развиваться столь же насыщенно и результативно.

2. Вопрос: В чем заключаются интересы России на Балканах? Хорватия является членом Европейского союза – и Ваша страна имеет там экономические интересы и капитал. У России исключительно развитые отношения с Сербией. Что значат в этом контексте для России БиГ, Косово, Северная Македония, Черногория, Албания?

Ответ: Наш главный интерес – мир, безопасность и стабильность на Балканах. Не стоит искать какой-то потаенный смысл в российской политике. Это бесперспективно. Мы со всеми сотрудничаем на равноправной, взаимоуважительной, транспарентной основе, на принципах международного права, прежде всего, Устава ООН.

Миф о «вредоносном влиянии» Москвы откровенно сфабрикован. С упорством, достойным лучшего применения, его продвигают здешние русофобы с целью отравить атмосферу сотрудничества в регионе. Это, вероятно, отвечало бы интересам отдельных внерегиональных игроков, предпочитающих «ловить рыбу в мутной воде».

Постановка государств Балкан перед искусственным выбором «или Евросоюз, или Россия» – контрпродуктивна и несправедлива. Она провоцирует формирование в регионе новых разделительных линий, препятствует сотрудничеству.

Зачастую воля граждан балканских государств умышленно игнорируется. Смотрите, к чему это привело в Черногории, которую буквально «втащили» в НАТО вопреки мнению большинства. Зачем ломать «через колено» и насильно продвигать евроатлантическую повестку? Кстати, все отлично помнят, что натовцы натворили в регионе в 1990-х гг. Последствия бомбардировок обедненным ураном, к сожалению, будут ощущать на себе еще многие поколения местных жителей.

О состоянии и перспективах наших отношений с Боснией и Герцеговиной я уже говорил, отвечая на предыдущий вопрос. Сербия – ключевой партнер России на Балканах, высоко ценим стратегическое партнерство с Белградом, прилагаем усилия к всестороннему совершенствованию наших связей. Наши разветвленные отношения с Хорватией – членом не только Евросоюза, но и НАТО – яркий пример того, что взаимовыгодные связи могут успешно развиваться при наличии обоюдного стремления к этому. Заинтересованы в продвижении позитивной повестки с Северной Македонией и Албанией.

По Косово – по известным причинам не следует ставить его в общий ряд – российская позиция хорошо известна. Выступаем за достижение Белградом и Приштиной жизнеспособного и взаимоприемлемого решения на основе резолюции СБ ООН 1244. Оно должно получить одобрение Совета Безопасности, так как речь идет об обеспечении международного мира.

3. Вопрос: Российско-боснийско-герцеговинские отношения – это отношения межгосударственные, а потому вопросы, в случае их возникновения, должны решаться на базе согласованных принципов. Вместе с тем здесь, в Боснии и Герцеговине, существует убеждение, что Россия в приоритетном порядке выстраивает контакты только с одной частью страны, что воспринимается как поддержка сил, стремящихся к сецессионизму. Здесь я, конечно, имею в виду Республику Сербскую и нередкие откровенные высказывания лидера Союза независимых социал-демократов и члена Президиума БиГ М.Додика, утверждающего, что за его угрожающими миру призывами к отделению кроется недвусмысленная поддержка России. Так ли это?

Ответ: Прежде всего, не могу согласиться с тезисом о том, что инициативы члена Президиума Боснии и Герцеговины М.Додика представляют угрозу миру. Такого рода утверждения не разделяю, считаю их безосновательными. Россия как одно из государств-гарантов Дейтонского мирного соглашения в высшей степени ответственно подходит к своим обязательствам и самым внимательным образом отслеживает развитие ситуации в Боснии и Герцеговине.

Не скрою, обеспокоены беспрецедентным за весь постконфликтный период падением уровня межнационального диалога и доверия в стране. На наш взгляд, это связано с активизацией поддерживаемых извне попыток ревизии дейтонской этноадминистративной архитектуры в пользу унитаризации и централизации Боснии и Герцеговины в ущерб конституционным полномочиям государствообразующих народов и энтитетов. Такая политика чрезвычайно опасна для положения дел в стране, регионе и Европе в целом. Предупреждаем об этом как партнеров внутри Боснии и Герцеговины, так и внешних игроков.

В значительной степени подпортил внутриполитический климат и бывший Высокий представитель В.Инцко своим совершенно безответственным поведением в связи с поправками в Уголовный кодекс. Абсолютно несерьезно – допустить такую провокацию буквально накануне отставки, хлопнуть дверью и оставить всех разгребать последствия наступившего хаоса. Впрочем, он этим лишний раз продемонстрировал, что институт внешнего протектората в лице Высокого представителя уже не только изжил себя, но превратился в источник проблем. Давно назрела необходимость его ликвидации и освобождения суверенной Боснии и Герцеговины от унизительной для ее народов излишней опеки.

Что касается особенностей восприятия отношений России с Боснией и Герцеговиной, то тут не должно быть никаких сомнений. Мы стояли, стоим и будем стоять на дейтонских позициях, всецело поддерживая независимость, суверенитет и территориальную целостность Боснии и Герцеговины, равноправие ее трех государствообразующих народов и двух энтитетов с широкими конституционными полномочиями. Считаем такую схему адекватной и функциональной, обеспечивающей учет всего комплекса интересов народов страны.

Исходим именно из этого, выстраивая связи как с общебоснийскими органами власти, так и с институтами на энтитетском, кантональном и муниципальном уровнях – в полном соответствии с конституционным распределением сфер ответственности между ними.

Действительно, Республика Сербская демонстрирует больший интерес к расширению практических связей с Россией, и мы, разумеется, отвечаем взаимностью. Однако успешно развивается сотрудничество и с Федерацией Боснии и Герцеговины. Установлены побратимские отношения между Сараево и Центральным административным округом Москвы, между муниципалитетом Стари-Град Сараево и Алексеевским районом Москвы. Университет Сараево поддерживает взаимодействие с девятью российскими вузами, Мостарский университет – с тремя. ПАО «Газпром нефть» расширяет сеть автозаправочных станций в энтитете, здесь широко присутствует ПАО «Сбербанк». Кстати, именно Федерация Боснии и Герцеговины – основной потребитель российского газа.

4. Вопрос: Российская Федерация – член Руководящего комитета Совета по выполнению Мирного соглашения, подписанного в Дейтоне. Почему Россия так категорична в отношении нового Высокого представителя в БиГ К.Шмидта, хотя в то же время вы выступаете за последовательное выполнение положений Дейтонского соглашения? Разве непризнание Высокого представителя, мандат которого проистекает из Дейтона, не влечет за собой новые проблемы, связанные с Мирным соглашением, и, как результат, его эрозию?

Ответ: Общее рамочное соглашение о мире в Боснии и Герцеговине – это международно-правовой документ, одобренный резолюцией Совета Безопасности ООН. Роль же СБ ООН в утверждении кандидатов на пост Высокого представителя альтернативы не имеет. Об этом говорят и Приложение 10 к Дейтону, и четвертьвековая практика ротации высоких представителей. Кандидатура господина Шмидта не получила консенсусной поддержки ни со стороны государствообразующих народов Боснии и Герцеговины, ни в Руководящем комитете Совета по выполнению Мирного соглашения. Инициатива России и Китая утвердить назначение, как это положено, в Совете Безопасности ООН была заблокирована.

Кого господин Шмидт в таком случае представляет? Может быть, десяток иностранных послов в Сараево? Совершенно точно – не международное сообщество в лице Совета Безопасности, который по смыслу Главы VII Устава ООН продолжает внимательно следить за ситуацией в Боснии и Герцеговине. С учетом всего этого не можем признать господина Шмидта в качестве Высокого представителя по Боснии и Герцеговине, хотя, конечно же, уважаем его как видного политического деятеля ФРГ. Никакой эрозии Мирного соглашения в нашем подходе нет. Напротив, подрывают Дейтон как раз усилия в поддержку нелегитимного назначенца и шаги по разрушению практики консенсуса в рядах международного сообщества.

5. Вопрос: В Боснии и Герцеговине с удивлением восприняли противодействие Российской Федерации в Совете Безопасности ООН, когда на повестке дня стоял вопрос принятия резолюции по Сребренице. Наша страна по-прежнему не получила от России разъяснений в связи с тем, что она воспротивилась поддержать вопрос, по которому не только есть очевидный вердикт Международного трибунала, но и который вызвал осуждение подавляющей части международного сообщества?

Ответ: Странно, что Вы не обратили внимание ни на выступление представителя России в Совете Безопасности ООН в ходе заседания в июле 2015 г. – тогда это был ныне покойный В.И.Чуркин, ни на его заявления по итогам заседания. Разъяснения по мотивам нашего голосования по проекту резолюции носили всеобъемлющий и исчерпывающий характер. Кстати, именно по инициативе В.И.Чуркина члены СБ ООН тогда почтили память всех погибших в Сребренице минутой молчания.

Могу лишь повторить, что Россия осознает серьезные последствия искусственной политизации известных чувствительных сюжетов для политической стабильности на Балканах. Мы ответственно подходим к принятию решений на международных площадках, в первую очередь, в Совете Безопасности ООН, и стремимся обеспечить максимально благоприятные условия для содействия всеобъемлющему примирению и для уважения памяти всех жертв конфликта.

6. Вопрос: БиГ – небольшая страна, но нередко мы слышим заявления, что она – и не только она – является жертвой глобального российско-американского противостояния. Каковы отношения между Россией и США сегодня?

Ответ: Что касается тезиса о Боснии и Герцеговине как «жертве российско-американского противостояния», то, как я уже не раз отмечал, Россия не решает свои задачи за счет чьих-либо интересов. Не ставит партнеров перед абсолютно ложным выбором «или с нами, или против нас». Наша принципиальная позиция хорошо известна – региональным проблемам нужны региональные решения на основе инклюзивного диалога и учета позиций всех заинтересованных сторон.

При этом должен отметить, что в последнее время Вашингтон избегает обсуждения с нами не только БиГ, но и балканской темы как таковой. Надеемся, что у Администрации Дж.Байдена хватит политической воли и разума, чтобы не превращать Балканы в еще один фронт антироссийского противостояния, иначе это обернется пагубными последствиями для Европы в целом.

Говоря о российско-американских отношениях, замечу следующее. Во взаимодействии с Вашингтоном сложилась нездоровая обстановка. Накопилось немало «раздражителей». Американцы проводят откровенно недружественную линию: вводят санкции, выдвигают в наш адрес бездоказательные обвинения, предпринимают другие враждебные шаги. Все это создает токсичную атмосферу, препятствует налаживанию спокойного, профессионального общения.

Тем не менее, нам удается поддерживать достаточно интенсивные контакты. 2 декабря «на полях» СМИД ОБСЕ в Стокгольме я провел переговоры с Э.Блинкеном. 7 декабря состоялась беседа президентов России и США в режиме видеоконференцсвязи, которая позволила провести своего рода инвентаризацию выполнения достигнутых в ходе женевского саммита договоренностей.

Разумеется, преобладающее место в разговоре заняла проблематика, связанная с украинским кризисом и отсутствием прогресса в выполнении Минских соглашений. В.В.Путин на конкретных примерах проиллюстрировал деструктивную линию Киева, направленную на демонтаж «Минска» и договоренностей, достигнутых в «нормандском формате», высказал серьезную озабоченность по поводу провокационных действий Украины против Донбасса.

Президенты условились поручить своим командам приступить к серьезному диалогу по вопросу выработки долгосрочных юридически обязывающих гарантий безопасности на западных рубежах России. 15 декабря передали американской стороне подготовленные нами проекты Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о гарантиях безопасности и Соглашения о мерах обеспечения безопасности Российской Федерации и государств-членов Организации Североатлантического договора. Ждем реакции.

Считаем, что, прежде всего, необходимо понизить градус конфронтации, вызванный тем, как американские коллеги «опекают» своих украинских протеже. Курс на втягивание Киева в НАТО с перспективой появления у наших границ ударных ракетных комплексов создает неприемлемые угрозы безопасности России, провоцируя серьезные военные риски для всех вовлеченных сторон, вплоть до масштабного конфликта в Европе.

Конечно, в российско-американских отношениях есть и позитивные моменты. Так, в соответствии с женевскими договоренностями лидеров запущен механизм консультаций по стратегической стабильности. Состоявшиеся две встречи российской и американской межведомственных делегаций прошли в деловой и профессиональной атмосфере.

Кроме того, как было условлено в Женеве, возобновлен российско-американский диалог по информационной безопасности. Выступаем за то, чтобы сотрудничество в этой сфере охватывало весь спектр проблем злонамеренного использования информационно-коммуникационных технологий, а не ограничивалось отдельно взятыми вопросами.

Как уже заявлял Президент В.В.Путин, на России и США – крупнейших ядерных державах – лежит особая ответственность за стратегическую безопасность на планете. Полноценный диалог Москвы и Вашингтона объективно послужил бы обеспечению глобальной стабильности, урегулированию региональных конфликтов.

В заключение хотел бы поздравить коллектив «Ослободженья», читателей газеты с наступающими праздниками. Желаю всем вам в Новом году здоровья, благополучия и всего наилучшего.