Посольство Российской Федерации в Боснии и Герцеговине
Тел.: (+387 33) 668-147
/
26 февраля

Доклад МИД России «О ситуации с правами человека»

Ситуация с правами человека в Боснии и Герцеговине (БиГ) сохраняет в целом удовлетворительный характер. Здесь по-прежнему проявляются недостатки правовой базы, сложившейся после вооруженного конфликта 1992-1995 гг. Сараево продолжает процесс совершенствования национального законодательства и имплементации международных договоров в области прав человека, придерживается выполнения своих международных обязательств в этой сфере.

Население страны по-прежнему сталкивается с проблемами, связанными с этнической дифференциацией общества после вооруженного конфликта 1992-1995 гг. и хроническими социально-экономическими трудностями.

Применение ряда положений Конституции БиГ (Приложение 4 Общего рамочного соглашения о мире в Боснии и Герцеговине 1995 г. – Дейтонского соглашения), разработанных и принятых на ее базе законов в сфере прав человека, сталкивается с определенными затруднениями, вызванными как сохраняющимися глубинными противоречиями между тремя государствообразующими народами страны (бошняками, сербами и хорватами), так и особенностями деятельности в БиГ международных присутствий. В соответствии с ежегодным отчетом Уполномоченного органа по правам человека БиГ, наибольшее количество эпизодов и жалоб в 2018 г. относилось к тематике отправления правосудия (в первую очередь, длительные судебные процессы) и здравоохранения (невыплаты страховок, нарушение прав инвалидов и др.).

На эту проблему указывали также договорные органы ООН по правам человека – независимые экспертные органы, созданные в соответствии с основными международными правозащитными договорами в целях мониторинга за выполнением государствами своих обязательств по этим документам. Так, Комитет по ликвидации расовой дискриминации по итогам рассмотрения в августе 2018 г. объединенных 12-го и 13-го периодических докладов БиГ отметил, что спустя больше чем 20 лет после окончания войны и заключения Дейтонского мирного соглашения в стране сохраняются этнические трения и расколы, которые препятствуют правовому, институциональному и директивному продвижению в русле большей интеграции общества и примирения.[42]

Ярким практическим примером, иллюстрирующим вышеназванные проблемы, является дело «Сейдич-Финци против Боснии и Герцеговины» в Европейском Суде по правам человека. В целях устранения дискриминации и обеспечения пассивного избирательного права «остальным» гражданам БиГ (не относящимся к трем государствообразующим народам) в высший орган государственной власти страны (Президиум) и верхнюю палату Парламентской ассамблеи БиГ в 2006 г. цыганский общественный деятель Д.Сейдич и глава еврейского сообщества БиГ Я.Финци подали против Боснии и Герцеговины иск в ЕСПЧ. В декабре 2009 г. ЕСПЧ вынес решение в их пользу, предписав БиГ предусмотреть механизм участия нацменьшинств в упомянутых госструктурах путем внесения соответствующих изменений в Конституцию и избирательное законодательство. Процесс имплементации вердикта ЕСПЧ пока не принес результатов, поскольку не достигнуто согласие ведущих политических сил страны по данному вопросу. Согласно исследованию НПО «Европейская академия по образованию и дальнейшему обучению», в БиГ насчитывается более 100 законов с аналогичными ограничительными формулировками.

КЛРД также отметил, что в Конституции и избирательных законах БиГ и в соответствующих актах на уровне энтитетов, несмотря на постановление ЕСПЧ по делу «Сейдич и Финци против Боснии и Герцеговины», все еще содержатся дискриминационные положения, которые не позволяют «другим» баллотироваться в качестве кандидатов в члены Президиума и депутаты Палаты народов. Помимо этого, Комитет с озабоченностью указал на сохраняющиеся дискриминационные положения в некоторых законах и регламентах, которые дают государствообразующим народам в Федерации Боснии и Герцеговины и Республике Сербской особые привилегии по сравнению с «другими».

В связи с этим КЛРД рекомендовал БиГ принять конкретные меры, направленные на достижение более интегрированного общества на основе ценностей равенства и недискриминации, в котором участвовали бы все граждане вне зависимости от их этнической, этнорелигиозной или национальной принадлежности.[43]

По оценкам представителей хорватской общины, сохраняется тенденция дискриминационного отношения бошнякского большинства в отношении законных прав хорватского народа в БиГ. Отмечается, что по результатам состоявшихся осенью 2018 г. всеобщих выборов в БиГ боснийские хорваты вновь не получили своего легитимного представителя в Президиуме. Потенциально опасной является ситуация, сложившаяся вокруг непроведения муниципальных выборов в Мостаре, население которого с 2008 г. не может реализовать свои законные избирательные права. На ограниченную представленность групп этнических меньшинств в директивных органах и на публичных постах на уровне энтитетов и местных администраций указывал с обеспокоенностью КЛРД. При этом число зарегистрированных, расследованных и доведенных как до судов, так и до омбудсмена случаев расовой дискриминации крайне мало.[44]

Еще одной категорией населения БиГ, находящейся в уязвимом положении, являются возвращающиеся беженцы и перемещенные лица, которые сталкиваются с препятствиями в устойчивой реинтеграции в общество, получении полной реституции своего имущества и в доступе к рынку труда и социальным пособиям.[45] Договорные органы ООН по правам человека отмечали высокие показатели определения местонахождения и установления личности пропавших без вести в ходе вооруженного конфликта 1992-1995 гг.. Однако работа на этом направлении далека от завершения. Так, Комитет по насильственным исчезновениям отмечал, что по-прежнему неизвестны судьба и местонахождение примерно трети из 30 тыс. лиц, которые числятся пропавшими без вести в результате боснийского конфликта. Он отмечал недостаточный объем бюджетных ассигнований, выделяемых прокуратуре Боснии и Герцеговины, и отсутствие достаточного числа судебно-медицинских экспертов для своевременного проведения работы.[46] На препятствия в интеграции возвращающихся людей и внутренне перемещенных лиц указывал ранее Комитет по правам человека.[47]

Международные контрольные механизмы выражали обеспокоенность тем, что в стране фиксируются ненавистнические высказывания и заявления в рамках публичного дискурса общественных и политических деятелей, в средствах массовой информации, включая Интернет. В особенности это проявляется в форме националистической и этнорелигиозной риторики по отношению к возвращенцам, антисемитизме и нетерпимости в отношении цыган и совершаемых на них нападениях. Лишь в отношении небольшого числа преступлений на почве ненависти проводилось эффективное судебное преследование. Внимание на данную проблему, в частности, обращали Комитет по ликвидации расовой дискриминации[48] и Комитет по правам человека[49].

В БиГ существует ряд улиц и образовательных учреждений, названных в честь «деятелей» новой и новейшей истории. Отмечены, в частности, факты переименования улиц в гг. Мостар, Широки-Бриег, Чаплина (с преобладающим хорватским населением) в честь усташей М.Будака и Ю.Францетича, А.Вокича и М.Лорковича. В феврале 2018 г. студенты Исторического факультета Университета в Мостаре ночью заменили таблички с названием улицы М.Будака на другие, с именем антифашиста Ц.Спужевича, но снятые таблицы были возвращены на место уже утром.

Из-за противоречий между бошняками и хорватами по вопросу административного устройства Мостара его городской совет не может прийти к консенсусу в отношении наименования улиц. В 2018 г. широкую медийную огласку получило название сараевской школы в честь Мустафы Бусуладжича, приверженца идей антисемитизма и фашизма времен Второй мировой войны. Не утихает критика в адрес властей г. Билеча (PC), где в июне 2019 г. открыли памятник лидеру четников Д.Михайловичу.

Сохраняются проблемы в сфере образования, где до сих пор не устранена до конца сегрегация по этническому принципу. В районах мусульманско-хорватской Федерации БиГ (ФБиГ) со смешанным населением всё еще распространена практика «двух школ под одной крышей», при которой дети разных национальностей обучаются в том же заведении не только по отдельным программам, но и в разные смены. Подобная практика вызывает серьезную озабоченность в Совете Европы и ОБСЕ, требующих от боснийских властей покончить с сегрегацией в школах.

На данную проблему, подрывающую усилия по достижению примирения, обращали внимание многие договорные органы ООН по правам человека. Так, на это указали Комитет по правам человека в марте 2017 г.[50], Комитет по ликвидации расовой дискриминации в августе 2018 г. (особую обеспокоенность комитетов вызвала ситуация в некоторых местностях Среднебосанского и Герцеговинско-Неретванского кантонов)[51] и Комитет по правам ребенка в сентябре 2019 г.[52]

Проблемы в сфере образования в БиГ нередко политизируются. Один из примеров – споры вокруг названия и преподавания национального языка бошняков-мусульман в школах сербского энтитета страны. Используемая при названии предмета в боснийско-сербских учебных заведениях формулировка – «язык бошнякского народа» – прописана в Конституции PC и не устраивает родителей учеников, отстаивающих при существенной политической поддержке право на обучение «босанскому языку». В иных случаях дискуссии разгораются при выборе прилагательного «бошнякский» вместо «босанский», в чем беженцы-репатрианты также усматривают акт ущемления своих прав. Флюгерная позиция, впрочем, до последнего времени не распространялась на некоторые кантоны самой БиГ.

Комитет по правам ребенка обращал внимание на более широкие проблемы в сфере образования в Боснии и Герцеговине. В частности, было указано на то, что многие школы не обеспечены учебными материалами, не имеют необходимого учебного оборудования. Кроме того, во многих зданиях школ отсутствуют системы отопления и канализации. Среди детей из маргинализованных семей наибольшее количество бросает школы. В сельских районах невысок уровень посещаемости дошкольных учреждений, что во многом связано с недостатком их финансирования.[53]

Непростая ситуация складывается и с положением национальных, этнических, религиозных и языковых меньшинств в БиГ.

Правозащитные организации отмечают сложности в области обеспечения прав крупной цыганской общины страны (до 30 тыс. чел.). Цыгане остаются самой маргинализованной группой в БиГ.

Несмотря на усилия местных НПО и международного сообщества, этот сегмент населения по-прежнему недостаточно включен в образовательный процесс. Только 1,5 % детей цыган посещают дошкольные учреждения, 69 % – начальную и лишь 22,6 % – среднюю школу. Эффективных механизмов общественной интеграции цыган в БиГ пока не найдено. Несмотря на гарантированные законом свободу самоопределения по национальному признаку, право на создание организаций и созыва собраний для выражения и защиты своих культурных, религиозных, образовательных, социально-экономических и политических прав, свободу использования символики, право на употребление родного языка, в том числе в социально-правовых отношениях в тех местностях, где они составляют более одной трети населения, на возможность получения среднего образования на родном языке в муниципальных образованиях, где нацменьшинство составляет более одной трети населения (если оно составляет более одной пятой населения, обучение на родном языке допустимо в качестве факультатива), на практике эти права и свободы не реализуются. Если, к примеру, в конкретном населенном пункте набралось достаточно детей какой-либо этнической общины для обучения на родном языке в школе, возникает другая проблема – отсутствие преподавателей. Многие цыгане вынуждены изъясняться как сербы или бошняки, чтобы их права соблюдались. Лишь у трех национальных меньшинств БиГ есть собственные здания, где они проводят встречи и мероприятия.

Внимание на положение цыган в БиГ, в частности хроническую маргинализацию цыган, препятствия их интеграции в общество, высокий уровень безработицы, отсутствие надлежащего жилья и удостоверяющих личность документов, трудности в получении медицинской помощи, а также низкую посещаемость цыганскими детьми школ и распространенное среди учителей дискриминационное отношение к таким ученикам, обращали Комитет по правам человека в марте 2017 г.[54], Комитет по ликвидации расовой дискриминации в августе 2018 г.[55] и Комитет по правам ребенка в сентябре 2019 г.[56]

Положение женщин в БиГ по многим показателям отстает от среднеевропейского уровня. Несмотря на имеющуюся законодательную базу (общегосударственный Закон о запрете дискриминации 2009 г. и переработанный в том же году Закон о равноправии полов), отвечающие за гендерное равноправие структуры отличаются низкой функциональностью и эффективностью.

Проблему распространения насилия в отношении женщин отмечали договорные органы ООН по правам человека. Так, на неадекватность мер защиты и помощи жертвам насилия указывал Комитет по правам человека в марте 2017 г.[57] Комитет против пыток в ноябре 2017 г. отмечал, что насилие в отношении женщин представляет собой широко распространенное и недостаточно регистрируемое явление. КПП также отмечал неадекватность мер защиты и недостаточность помощи жертвам.[58] Комитет по правам ребенка в сентябре 2019 г. с обеспокоенностью отметил затянувшийся процесс гармонизации законодательства энтитетов и местных администраций в области противодействия домашнему насилию.[59]

По данным Агентства по статистике БиГ, около 100 тыс. детей находятся в тяжелой семейной ситуации, из них 40 тыс. живут в семьях с доходом ниже прожиточного минимума. Несмотря на гарантированные Конституцией БиГ выплаты детских пособий, фиксируются случаи невыплат в 2018 г. в Унско-Санском, Западно-Герцеговинском и Среднебосанском кантонах БиГ. Власти надеются решить проблему принятием на уровне парламента Федерации БиГ законопроекта о поддержке семьям с детьми в ФБиГ.

В Боснии и Герцеговине нередки акты вандализма в отношении объектов всех трех основных конфессий страны (ислама, православия и католицизма). В апреле и мае 2019 г. фиксировались случаи осквернения мечети Арнаудия в г. Баня-Лука, сербской церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в дер. Донье Вуковско муниципалитета Купрес, поджога сербской церкви Рождества Пресвятой Богородицы в г. Високо. Митрополит Дабробосанский Хризостом в феврале 2019 г. проинформировал канцелярию СЕ в БиГ о систематических случаях дискриминации в БиГ в отношении объектов Сербской Православной Церкви.

Систематическую социальную незащищенность по-прежнему испытывают лица с ограниченными возможностями: получаемые ими бюджетные выплаты ниже пенсий военных ветеранов и инвалидов вооруженного конфликта в БиГ в 1992-1995 гг.

Массовых случаев нарушения прав российских граждан и соотечественников в БиГ не зафиксировано. В 2018 г. имели место случаи отказа во въезде в БиГ трем российским гражданам, включая писателя З.Прилепина, якобы на основании того, что их «присутствие в стране угрожает безопасности, общественному порядку, миру, а также международным отношениям БиГ».

Несмотря на принятие в последние годы ряда законов, направленных на улучшение положения в средствах массовой информации и возможностей свободного выражения мнения, в БиГ фиксируются случаи нарушения прав журналистов и давления на СМИ. Большинство местных органов печати, радио и телевидения находится под плотной опекой тех или иных национально-политических элит, получает гранты со стороны иностранных государств. Как результат – различие в трактовках одних и тех же событий, тенденциозное изложение недавнего трагического прошлого, что является негативным фактором на пути сближения боснийских народов. Все это позволяет говорить о том, что свободный доступ к информации в БиГ обеспечивается не в полной мере.

Источник: официальный сайт МИД России