Посольство Российской Федерации в Боснии и Герцеговине
Тел.: (+387 33) 668-147
/
10 февраля / 2017

Интервью Посла Российской Федерации в БиГ П.А.Иванцова агентству «ТАСС» по случаю Дня дипломатического работника

10 февраля 2017 г. Посол России в БиГ П.А.Иванцов дал интервью агентству «ТАСС» по случаю Дня дипломатического работника.

Петр Иванцов: РФ не отстаивает интересы одних народов Боснии и Герцеговины в ущерб другим

Посол России в Боснии и Герцеговине Петр Иванцов в интервью ТАСС, посвященном Дню дипломатического работника, рассказал о сотрудничестве Москвы и Сараева, перспективах вступления республики в Евросоюз, а также объяснил, почему распад БиГ маловероятен.

—  Петр Анатольевич, Босния и Герцеговина – страна необычная, созданная в результате Дейтонских соглашений. Что главное для России здесь – работа с федеральным правительством, выстраивание отношений с энтитетами и народами? Удается ли посольству избежать конфликта интересов в этой работе? Не происходит ли ухудшения отношений с Федерацией Боснии и Герцеговины, когда Россия выступает в защиту прав Республики Сербской?

— Необычность Боснии и Герцеговины заключается, в первую очередь, в контексте той роли, которую международное сообщество играло в прекращении вооруженного конфликта, формировании нового государства с особой системой устройства и принятия решений, поощрении процессов национального примирения. Несмотря на то, что к настоящему времени эта задача практически решена, роль международного сообщества формально сохраняется и сейчас, хотя бы в лице механизма внешнего протектората – Аппарата Высокого представителя – и Совета по выполнению мирного соглашения, в работе Руководящего комитета которого участвует и Россия. Мы, безусловно, заинтересованы в укреплении мира и стабильности в БиГ, развитии Дейтонских начал – диалога между всеми народами, отношений компромисса и консенсуса между ними.

Убеждены, что именно такой формат их взаимодействия является залогом успешной, благополучной и процветающей БиГ. В этой связи мы активно сотрудничаем со всеми уровнями власти в стране и представителями всех ее народов. Конфликта интересов здесь нет и быть не может. Наша повестка в БиГ абсолютно прозрачна и открыта. Мы не отстаиваем чьи-то интересы в ущерб другим. Основа нашей политики в плане окончательного урегулирования в стране – это настраивание всех сторон в БиГ на взаимоуважительный диалог, учет интересов друг друга, отказ от односторонних конфронтационных действий и риторики.

Объективно так сложилось, что интенсивность отношений между Россией и Республикой Сербской несколько выше, чем с Федерацией БиГ. Тут сказываются и исторически тесные культурно-религиозные связи, и то обстоятельство, что в боснийско-сербском энтитете сосредоточены значительные интересы российских экономических операторов. Мы прикладываем усилия к тому, чтобы наши практические и гуманитарные контакты с Федерацией развивались по нарастающей, российский бизнес здесь также присутствует и весьма заметен, есть значительный потенциал для расширения взаимовыгодных отношений в сферах сельского хозяйства, энергетики.

— С момента заключения Дейтонских соглашений прошло более 20 лет. Какую оценку вы сегодня могли бы дать собственно соглашениям и их реализации? Можете ли вы порекомендовать их основные принципы в качестве примера урегулирования для других государств, где произошел раскол по этническому признаку, например, Украины?

— Общее рамочное (Дейтонское/Парижское) соглашение о мире в БиГ 1995 года преследовало две основные задачи: принести мир и заложить основы функционирования нового государства. Эти задачи выполнены. Без всякого сомнения, мир в стране установлен, и он прочен, два десятилетия после Дейтона тому прямое и неопровержимое доказательство.

Что касается формирования нового государства, то заложенная в его основу административно-правовая схема получилась весьма громоздкой и сложной, однако она предусматривает необходимые механизмы взаимодействия между различными уровнями власти, вводит высокий уровень децентрализации и автономии регионов. Исключительную значимость имеет закрепленный в Дейтоне принцип равноправия трех государствообразующих народов БиГ – сербов, бошняков и хорватов. Решения, имеющие основополагающее значение для развития страны, должны приниматься строго на основе консенсуса. Важно, что эта схема работает, пусть не всегда гладко, но работает. В плане реализации мирного соглашения и конституции страны, которая является его неотъемлемой частью, принцип разделения полномочий имеет первостепенное значение, и его безусловное исполнение по сути гарантирует устойчивость и работоспособность всей управленческой конструкции.

Признаться, не стал бы рассуждать о том, насколько принципы Дейтона целесообразно применять в целях урегулирования других конфликтов. Убежден, что решение любой кризисной ситуации необходимо искать прежде всего самим ее участникам. Любое вмешательство извне чревато искажением результата, искусственной консервацией проблем. Что касается конфликта на Украине, то, как хорошо известно, есть минские договоренности, подписи под которыми поставили украинские стороны, и все, что надо делать сейчас – это скрупулезно исполнять взятые на себя обязательства. Придумывать что-то вроде "Дейтона для Украины" не нужно.

— Критики Дейтонских соглашений в последнее время заявляют о невозможности существования Боснии и Герцеговины в нынешнем виде, о необходимости создания на основе энтитетов отдельных государств. На ваш взгляд, насколько вероятен распад Боснии и Герцеговины? Насколько реален референдум по отделению в Республике Сербской?

— Критика в адрес мирного соглашения в БиГ существовала всегда. Здесь я бы призвал исходить из реальности: Босния и Герцеговина функционирует на основе действующего международно-правового документа, который, как я уже выше отмечал, содержит все необходимые для этого базовые принципы. Мы как один из гарантов этого мирного соглашения поддерживаем суверенитет и территориальную целостность БиГ, децентрализованную систему принятия решений, основополагающие правила равноправия, компромисса и консенсуса между государствообразующими народами.

На мой взгляд, "разговоры о распаде" БиГ не только преувеличены, но зачастую ведутся с целью намеренного нагнетания напряженности в стране, отвлечения внимания как местной общественности, так и международного сообщества от действительно серьезных проблем социально-экономического развития, безопасности, радикализации. В этой связи часто вспоминают и о "референдумах" в Республике Сербской, стремясь подать само упоминание о них как о главной угрозе для БиГ. Успокою, руководство Республики Сербской полностью привержено делу реализации Дейтонского мирного соглашения, не только не ставит под сомнение его принципы, но и активно их отстаивает, действуя сугубо на демократических началах, в рамках местного правового поля.

— Республика Сербская в результате международного давления так и не смогла провести референдум о неконституционности и законах о суде и прокуратуре, устанавливаемых аппаратом верховного представителя международного сообщества. Сохраняет ли еще руководство Республики Сербской планы по проведению такого референдума, как относится к ним Россия?

— Проведение референдума о недоверии общебоснийским органам правосудия было отложено однажды в результате посреднических усилий со стороны Европейского союза, который предложил т.н. "структурный диалог" по вопросам органов правосудия, тем самым признав наличие серьезной проблемы. Этот процесс продолжается и сейчас, профильные органы Республики Сербской в нем активно участвуют. Мы поддерживаем усилия, направленные на достижение компромиссных решений по этому имеющему важнейшее значение для местного общества вопросу.

— Могут ли события – проведение в РС референдума о национальном дне, его празднование 9 января, введение США санкций в отношении президента Республики Сербской – привести к конфликту между энтитетами Боснии и Герцеговины? ​

— Необходимо понимать, что внутриполитические сложности в БиГ никак не связаны с отношениями между двумя энтитетами – Республикой Сербской и Федерацией БиГ, проекции на них не имеют и иметь не могут. Дело, скорее, касается отношения определенных политических сил к упомянутым вами событиям, имевшим место в Республике Сербской, которые, в общем-то, ими и были спровоцированы. Объективных причин, которые могли бы привести к конфликту между энтитетами, мы не видим. Что касается празднования Дня Республики Сербской 9 января, то исходим из того, что вопрос о нем закрыт. С учетом состоявшегося в сентябре 2016 года референдума, который, как известно, прошел без каких-либо инцидентов, Народная Скупщина Республики Сербской приняла новый закон о Дне РС, который теперь носит светский характер, как это и было предписано решением Конституционного суда БиГ.

— В Боснии и Герцеговине сохраняется мощное присутствие международных институтов, работает аппарат верховного представителя. На ваш взгляд, есть ли еще в нем действительная необходимость? Идет ли обсуждение завершения миссии международных институтов?

— Как я уже отмечал, международное присутствие – это одна из отличительных особенностей внутрибоснийских процессов. Внешнее влияние еще очень заметно, хотя и в последние годы идет на спад. Параллельно в международном сообществе крепнет понимание того, что вся ответственность за происходящее в стране, за ее будущее находится в руках самих боснийцев, и некий внешний механизм теряет свою актуальность. Мы исходим из того, что присутствие высокого представителя в БиГ более не требуется, в его функциях посредника и интерпретатора Дейтонского соглашения нужды более нет. Напротив, он своими далеко не всегда сбалансированными попытками повлиять на ситуацию провоцирует прямо противоположный эффект, лишь делая хуже. Выступаем за скорейшее закрытие аппарата высокого представителя. Работаем в этом направлении с нашими международными партнерами, у которых есть свое видение этого вопроса.

Полагаем, что роль международного сообщества в современных боснийских условиях должна состоять в том, чтобы поощрять внутриполитический диалог и поиск приемлемых для всех решений. Причем делать это необходимо непредвзято, абстрагировавшись от личных приязней и антипатий. К сожалению, и тут мы отмечаем негативные тенденции. Налицо продолжение практики поучений, давления и угроз. Ситуация в стране зачастую оценивается многими с теоретической, формально-легалистской точки зрения, без учета реального положения дел, что оборачивается ложными выводами и действиями во вред безусловному приоритету – поощрению диалога между всеми участниками политического процесса.

— Босния и Герцеговина в прошлом году подала заявку на вступление в ЕС. Реальна ли такая перспектива?

— Сближение с Евросоюзом – это один из внешнеполитических приоритетов для Боснии и Герцеговины, который реализуется при полном понимании того, что этот процесс не может, не должен и не будет означать сужения отношений с другими ключевыми партнерами страны, в первую очередь, с Россией. Заявка Сараева на членство в Евросоюзе представляет первый суверенный шаг страны на этом пути, и мы его уважаем.

- В Боснии и Герцеговине сохраняется мощное присутствие международных институтов, работает аппарат верховного представителя. На ваш взгляд, есть ли еще в нем действительная необходимость? Идет ли обсуждение завершения миссии международных институтов?

— Как я уже отмечал, международное присутствие – это одна из отличительных особенностей внутрибоснийских процессов. Внешнее влияние еще очень заметно, хотя и в последние годы идет на спад. Параллельно в международном сообществе крепнет понимание того, что вся ответственность за происходящее в стране, за ее будущее находится в руках самих боснийцев, и некий внешний механизм теряет свою актуальность. Мы исходим из того, что присутствие высокого представителя в БиГ более не требуется, в его функциях посредника и интерпретатора Дейтонского соглашения нужды более нет. Напротив, он своими далеко не всегда сбалансированными попытками повлиять на ситуацию провоцирует прямо противоположный эффект, лишь делая хуже. Выступаем за скорейшее закрытие аппарата высокого представителя. Работаем в этом направлении с нашими международными партнерами, у которых есть свое видение этого вопроса.

Полагаем, что роль международного сообщества в современных боснийских условиях должна состоять в том, чтобы поощрять внутриполитический диалог и поиск приемлемых для всех решений. Причем делать это необходимо непредвзято, абстрагировавшись от личных приязней и антипатий. К сожалению, и тут мы отмечаем негативные тенденции. Налицо продолжение практики поучений, давления и угроз. Ситуация в стране зачастую оценивается многими с теоретической, формально-легалистской точки зрения, без учета реального положения дел, что оборачивается ложными выводами и действиями во вред безусловному приоритету – поощрению диалога между всеми участниками политического процесса.

— Босния и Герцеговина в прошлом году подала заявку на вступление в ЕС. Реальна ли такая перспектива?

— Сближение с Евросоюзом – это один из внешнеполитических приоритетов для Боснии и Герцеговины, который реализуется при полном понимании того, что этот процесс не может, не должен и не будет означать сужения отношений с другими ключевыми партнерами страны, в первую очередь, с Россией. Заявка Сараево на членство в Евросоюзе представляет первый суверенный шаг страны на этом пути, и мы его уважаем.

— Успешно ли развивается сотрудничество в целом Боснии и Герцеговины и России? Каковы цифры и результаты?

— Наше двустороннее сотрудничество – это, без преувеличения, один из важнейших факторов развития ситуации в Боснии и Герцеговине, весь комплекс наших обширных и разноплановых связей говорит именно в пользу этого. К настоящему времени двусторонние отношения между Россией и БиГ приобрели характер, выходящий за пределы обычного международного общения двух государств. Комплекс наших политических и практических связей, а также взаимные шаги по их укреплению и расширению превратились в один из ключевых факторов обеспечения мира, стабильности и развития в БиГ и регионе, подверженном влиянию различных системных угроз.

Большое значение имеет наш политический диалог, регулярное и доверительное общение по вопросам региональной и глобальной повестки. Он поддерживается как с общебоснийскими органами власти, так и с руководством энтитетов. Мы признательны БиГ за поддержку наших внешнеполитических инициатив на различных международных площадках, что свидетельствует о совпадении принципиальных подходов наших стран к ключевым вопросам современности. БиГ не присоединилась к антироссийским санкциям со стороны Евросоюза, что говорит о независимости боснийской внешней политики, ее прагматичном характере.

От развития торгово-экономического сотрудничества с Россией БиГ имеет непосредственную выгоду. По данным боснийской статистики, товарооборот между нашими странами за восемь месяцев 2016 года составил почти $300 млн (импорт из России – $269 млн, экспорт в Россию – $30,6 млн). Местная сельхозпродукция набирает популярность на российском рынке, поставки овощей и фруктов уже налажены, думаю, вскоре мясо и молочные изделия из БиГ также окажутся на российских прилавках. На завершающей стадии находится урегулирование финансовых обязательств по товарным поставкам бывшего СССР перед бывшей СФРЮ, в части приходящейся на БиГ ($125,2 млн).

Деятельность российских экономических операторов в БиГ приобрела системообразующий и социально важный характер для местной экономики. По объему накопленных капиталовложений в экономику БиГ, по данным боснийской статистики по состоянию на конец 2015 года, Россия занимает четвертую позицию с €502 млн. Развивается проект по модернизации нефтеперерабатывающей отрасли РС, приватизированной в 2007 году ОАО "Зарубежнефть" через дочернюю структуру "НефтегазИнКор". На предприятиях компании работает свыше 2 тыс. человек, а ежегодные налоговые отчисления в бюджеты различного уровня превышают €250 млн. Расширяет свое присутствие на рынках Федерации БиГ и Республики Сербской принадлежащая ОАО "Газпром нефть" сербская топливная компания "Нефтяная индустрия Сербии", пришедшая в БиГ в 2012 году. Укрепляет свои позиции в стране Сбербанк, входящий в число ведущих кредитных структур в БиГ. Рост его активов и объемов кредитования превышает показатели основных конкурентов в стране. Получают дополнительное развитие межрегиональные связи, в частности, между Баня-Лукой и Санкт-Петербургом. Крепнет договорно-правовая база двусторонних отношений, наши стороны подтверждают взаимный настрой на дальнейшую проработку проектов новых межправсоглашений.

Большое значение имеют наши культурно-гуманитарные связи, расширяются имеющиеся контакты между учебными заведениями, завязываются новые. Мы продолжаем и развиваем хорошо встречаемую в БиГ практику регулярного, практически нон-стоп, проведения небольших фестивалей российского кино.

По-прежнему большой популярностью в БиГ пользуется возможность получить высшее образование в России. Выделенная на 2016 году квота правительства России на обучение граждан БиГ в российских вузах выбрана полностью, все 55 студентов отправились к месту учебы.

С большим удовлетворением отмечаем, что на территории БиГ функционирует несколько обществ дружбы с Россией.

Уделяем особое внимание проблематике взаимодействия России и БиГ по вопросам предотвращения природных катастроф и ликвидации их последствий. Российско-сербский гуманитарный центр в городе Ниш (Сербия) находится в плотном контакте с кризисным центром министерства безопасности БиГ, между ними налажен регулярный обмен оперативной информацией.

Наше двустороннее сотрудничество носит разносторонний и глубокий характер, постоянно развивается и совершенствуется на пользу наших стран. Мы как посольство стремимся этому максимально содействовать.

По случаю нашего профессионального праздника – Дня дипломатического работника – передаю самые теплые поздравления всем нашим коллегам в Москве, российских регионах, представительствах за рубежом, а также сердечные пожелания здоровья, успехов и удачи.